pauluskp (pauluskp) wrote,
pauluskp
pauluskp

Первые акванавты СССР


Недавно довелось пообщаться с человеком, который построил первый в СССР подводный дом. Как известно, уникальное по тем временам сооружение появилось в Донецке, а затем его отвезли на крымский мыс Тарханкут, где благополучно испытали. Фишка в том, что сделали все это энтузиасты, подводники-любители - интересное все-таки время было.

Редакция заказала полосу, а я разошелся и написал разворот. Выкладываю здесь полную версию.

Первый в СССР подводный дом построили в Донецке

Покорением морского дна занимались акванавты-любители

 Событие, произошедшее в августе 1966-го на крымском мысе Тарханкут уникально не только своим вкладом в науку, но и тем, как этот вклад был сделан. Молодые ученые, инженеры, врачи, геологи, шахтеры, да и просто энтузиасты из Донбасса без всякой поддержки «сверху» и, как сейчас модно говорить, финансовых вливаний, смогли сделать то, на что не решались в то время даже маститые ученые. Они построили и установили на морском дне первый в СССР подводный дом, в стальных стенах которого могли жить и работать люди.

Накануне Дня водолаза, который отмечают 5 мая, мы встретились с Георгием Туниным, изготовившим когда-то эту конструкцию во дворе своего института.

Дом из «металлолома»

В середине 60-х к нам начала просачиваться информация о подводных исследованиях Жака-Ива Кусто. В США и Франции вовсю разрабатывались экспериментальные подводные дома. На них не жалели миллионы долларов, ведь затраты должны окупиться – освоение морского дна сулило несметные богатства. Правда, каждый раз погружаться на большие глубины с поверхности очень неудобно, декомпрессия занимает слишком много времени, не оставляя его на полезную работу. Но если человека поселить в подводный дом на нужной глубине, проблема декомпрессии значительно упрощается.

Все это горячо обсуждалось в многочисленных клубах подводного спорта по всей стране, но перейти от теории к делу смогли только в Донецке. Местные подводники каждый отпуск проводили в Крыму, отдыхая на теплом берегу с девушками и женами, между делом ныряя за разными диковинками вроде раковин и древнегреческих амфор. В какой-то момент им стало скучно – новизна погружений с аквалангом притупилась, а подводный мир перестал удивлять своим разнообразием. Хотелось большего.

Смелая идея появилась во многом спонтанно, она витала в воздухе и напрашивалась сама собой. На клубных встречах спорили о дальнейших планах и в начале 1966-го, решили заняться изучением длительного пребывания человека под водой.


- В январе решили, а в августе первый акванавт уже поселился на глубине, - вспоминает Георгий Тунин. – Готовились по вечерам, в выходные, свободного времени на что-либо другое практически не оставалось.


Именно Георгий Тунин сделал стальную коробку с тамбуром, на которой после напишут «Ихтиандр-66» и опустят на 10-метровую глубину. Свое детище он создавал на территории Донецкого института горной механики и технической кибернетики, где тогда работал.


С материалами особых проблем не было, директор института написал под чертежом: «изготовить из металлома». Но это был своего рода предлог, разрешение на проведение работ во дворе института. Металл завезли хороший, 3-миллиметровую сталь, порезали на гильотине в мастерской и там же сварили.

С мира по нитке

Руководителем подводного клуба «Ихтиандр» был хирург Донецкого областного тубдиспансера Александр Хаес, но в реальности четкой иерархии не существовало, все решения принимались сообща. Тот, кто выдвигал хорошую идею, сразу же получал людей для ее осуществления, и приступал к работе. Энтузиастов собралось более 100 человек, и каждый максимально использовал свои возможности – сложную аппаратуру, к примеру, на время экспедиции заимствовали в своих родных институтах и больницах.

Начинали буквально с нуля. К примеру, компрессор, наполняющий баллоны водолазов сжатым воздухом, нашли в клубе подводников аэропорта. После списания он несколько лет простоял под открытым небом и находился в практически безнадежном состоянии. Бывшие хозяева с ним расстались легко, радуясь, что кто-то забрал никому не нужный хлам. Убив кучу времени, ребята все-таки смогли его восстановить, чему и сами немало удивлялись. Правда, потом пришлось отбиваться от руководителей районного отделения ДОСААФ, прознавших о чудесном воскрешении ржавой железяки, и пожелавших ее вернуть.

Вот так собирали с мира по нитке, тщательно продумывая каждую деталь. Дом, лодки, компрессоры, электростанции, кабели и шланги, медицинское оборудование и сотни других мелких предметов в двух железнодорожных вагонах отправили в Евпаторию, а оттуда – на пустынный берег Тарханкута. Следом из Донецка вылетели инженеры, техники, врачи, летчики, студенты, чтобы провести лето в практически круглосуточной работе, без элементарных удобств, без оплаты, сбросившись на проживание по 85 рублей с человека.

Лагерь на Тарханкуте

 

Море, скалы, степь с колючками, ни деревца вокруг и страшная жара – вот что встретили на мысе Тарханкут молодые романтики. В древности здесь стояла небольшая греческая крепость, но от нее осталась только кладбище на возвышенности и колодец возле кошары, рядом с которым был разбит лагерь. Неподалеку находится небольшое озеро, соединенное с морем тоннелем в скале, позже там будут обучать новичков водолазному делу и тестировать оборудование.

 

- Тарханкут выбрали из-за уединенности места, там только степь, скалы и море, - вспоминает Георгий Тунин. – Подводникам надоели людные пляжи, на которых отдыхали раньше. Конечно, все необходимое приходилось привозить с собой, в магазине многого не купишь, но с транспортом тогда было легче – на трассу вышел, «трёшку» показал, и за тобой уже очередь из грузовиков.

В центре лагеря поселенцы натянули купол парашюта, создав единственную тень на несколько десятков километров вокруг. От Парашютной площади шли две параллельные палаточные улицы – Холостяцкая и Семейная. Кстати, переходы из первой во вторую случались довольно часто, молодежь увлекалась не только научными открытиями. На Компрессорном проспекте работали технари, а на Эскулаповых выселках – медики.

 

Неудачи

 

Прелести необычного отдыха выдержали далеко не все. Много дней подряд приходилось выполнять самую разную работу – сегодня ты повар, завтра портной или грузчик, а послезавтра ремонтируешь лодки, моторы, или прокладываешь кабель.

 

- Прошла половина отпуска. Дом еще не установлен. В лагере все больше недовольных. Далеко не каждый представлял, что это будет за отпуск… - записал тогда в своем дневнике участник экспедиции Юрий Киклевич.

 

Во время спуска большой лодки на воду, один из ребят ломает ногу. Его немедленно отвезли в больницу, откуда он возвратился с загипсованной конечностью и надписью на подошве «Ихтиандр-66». К счастью, это была единственная серьезная травма за несколько лет экспериментов с подводными домами.

 

В качестве балласта решили использовать 5 полуторатонных бетонных блоков. Четыре из них сразу прикрепили к дому, чтобы притопленную конструкцию можно было буксировать по воде. Перед этим пятый блок, привязав его ко дну лодки, опустили на дно, а затем тросами подтянули к нему «Ихтиандр-66» и закрепили.

 

Работа шла медленно и тяжело. После того, как дом оказался на воде, начался шторм, бетонные блоки сорвало и разбросало по всей бухте. Трехдневный ливень как будто проверял людей на прочность: вещи в некоторых палатках буквально плавали, газ в баллонах закончился, возникли перебои с питанием – готовить приходилось в кастрюлях, нагревая их с помощью паяльных ламп. Как только ливень закончился, большая часть покинула лагерь, но оставшиеся смогли поднять со дна бухты балласт и продолжили работу.

 

Жизнь под водой

 

Собрав последние силы, участники экспедиции все же смогли отбуксировать стальной дом к месту погружения, хотя из-за отказавшего лодочного мотора, 2 часа тянули его на веслах. 23 августа белоснежный «Ихтиандр-66» наконец оказался на 11-метровой глубине, и превратился в обитаемую подводную базу.

 

- Первым акванавтом стал Александр Хаес, который сутки прожил в подводном доме в гордом одиночестве, - вспоминает Георгий Тунин. – Мы отправились к дому вместе, я еще раз проверил освещение, связь, подачу воздуха, и оставил его внизу.

 

Внутри находились две койки, одна над другой, небольшой столик с телефоном, журнал, личные вещи, возле выхода акваланги, а в тамбуре так называемая «жидкая дверь» - вода плескалась чуть ниже уровня пола. В иллюминатор хорошо просматривалась отвесная скала и колеблемые прибоем водоросли.

 

- Дом покачивался на якоре всю ночь, - записал в бортовом журнале Хаес. – Несколько раз с ужасом просыпался, ощущал потерю пространственного положения тела, мне казалось, что вот-вот лопнут тросы, придется стремглав бросаться к выходу…

 

Через сутки в доме поселился москвич Дмитрий Галактионов. Так было задумано изначально – первыми будут дончанин и москвич, чтобы подчеркнуть общесоюзную значимость события.

 

В тот же день ТАСС сообщило на весь мир о первых акванавтах СССР.

 

Всего 6 дней прожили в «Ихтиандре-66» люди, сменяя друг друга. Продолжать эксперимент дольше не было никакой возможности – погода испортилась, да и отпуска у большинства подошли к концу.

 

Всесоюзная слава

 

Уже в Донецке клуб с запозданием получили письмо из городского ДОСААФ о запрещении эксперимента. Но вскоре Всесоюзная организация подводного спорта оценила проведенный эксперимент и наградила Донецкий клуб «Ихтиандр» грамотой.

 

Смелым экспериментом заинтересовались не только журналисты, но и военные, крупные ученые, сотрудники конструкторских бюро, работавших на космос. Встречи и конференции проходили одна за другой, могущественные ведомства обещали поддержку, лучшие умы страны давали советы и помогали составить планы на будущее.

 

В следующем году появился трехсекционный «Ихтиандр-67», а затем «Ихтиандр-68», но различные работы продолжались вплоть до 1970 года. За это время акванавты провели множество медицинских исследований, разработали сложную автономную систему жизнеобеспечения «Чибис», испытали подводную буровую установку и даже проверили на себе еду в тюбиках, созданную для длительных космических полетов.

 

Опыт, накопленный ихтиандровцами, очень пригодился акванавтам подводных домов серии «Черномор» и «Спрут», установленных через 2 года институтом океанологии АН СССР недалеко от Геленджика.

 

- Правда, к 70-му году стало ясно, что программа с подводными домами себя исчерпала, к тому же за разработку некоторых идей браться нам запрещали, - признался Георгий Тунин, - Ребята стали обзаводиться семьями и уже не могли месяцами напролет торчать на площадке, где готовилась очередная экспедиция. Как-то все само собой затихло, но сейчас я оглядываюсь назад и понимаю – у меня это было самое важное из того, что я сделал в жизни.

 

О самоотверженности и недюжинных способностях энтузиастов, сейчас напоминает только камень с надписью недалеко от того места, где на морском дне все еще лежат останки первого в СССР подводного дома.

 

Справка

 

«Ихтиандр-66» был изготовлен из листовой стали толщиной 3 миллиметра и представлял из себя помещение объемом 6 кубических метров с тамбуром, где находился вход. Естественное освещение обеспечивали четыре иллюминатора из оргстекла, диаметром 200 миллиметров. Стальная конструкция удерживалась на дне тросами, прикрепленными к балласту из 5 бетонных блоков, общим весом 7,5 тонн. Давление внутри было в 2 раза больше атмосферного и определялось уровнем воды во входном люке. Принудительная вентиляция позволяла акванавтам даже курить и эффективно освобождала помещение от вредных примесей. Санузел ничем не отличался от обычного, а пресную воду акванавтам подавали с поверхности. Кстати, с «Ихтиандром-67» поддерживалась даже телевизионная связь – камеры были установлены на поверхности и в самом подводном доме.


Фото акванавтов "Ихтиандра-67", на переднем плане Георгий Тунин. Из-за смеси, которой дышали акванавты, первые два дня под водой они находились в состоянии эйфории:



Ихтиандр-66:







Tags: Донецк, Ихтиандр-66, Тарханкут, акванавты, водолазы
Subscribe

promo pauluskp may 1, 2015 18:01 3
Buy for 300 tokens
Финансово поддержать наш блог можно по ссылке - http://pauluskp.com/news/ad1e53a9b. По всем вопросам обращайтесь на pauluskp@ukr.net.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments